Новости

Семен Мостуненко: «Власти вставляли мне палки в колеса»

В начале ноября будет окончательно сформирована Общественная палата Коми пятого созыва, а имена оставшихся десяти членов из 30-ти станут известны до конца октября. Воркутинец Семен Мостуненко, входивший в прежний состав, рассказал газете "Моя Воркута" о том, как спас от закрытия Школу искусств и не смог решить некоторые проблемы Воркуты.

– Семен, ты проработал в Общественной палате два года. Что удалось сделать полезного для города?

– Нам удалось обязать администрацию расчищать дороги так, чтобы эта работа хоть немного соответствовала ГОСТу: чтобы были съезды для маломобильных групп населения. Если говорить о доступности, то не удалось сделать таковыми бюджетные учреждения города. В федеральной программе город не участвовал, хотя бывший руководитель администрации Евгений Шумейко говорил, что мы будем строить пандусы. Есть и положительный пример. Нам удалось решить проблему Светланы Андросовой, пережившей инсульт. Когда лифт в ее подъезде ломался, она поднималась на четвереньках по лестнице до своей квартиры на девятом этаже. Мы этот вопрос поднимали с председателем Общественной палаты Коми Галиной Киселевой, в итоге все-таки удалось найти квартиру на первом этаже. На мой взгляд, получилось выстроить работу с молодежью, с Домом малютки, с интернатом. Мы проводили какие-то мероприятия, автопробеги, благотворительные фестивали. Привлекали внимание к проблемам больных детей, например, помогли приобрести специальный костюм для Кирилла Задорожного. Нам в этом смысле помогла «Северсталь», которая часто не оставалась в стороне от городских проблем.

– Это твои личные проекты?

– Не всегда. Была налажена работа по поручениям председателя Общественной палаты. Например, по  асфальтированию ям. В том году мы обращались в прокуратуру, суд обязал администрацию переделать дорогу, отремонтированную в 2013 году. Но, увы, я вижу одну картину: пока государство не захочет развивать Воркуту, мы так и будем жить в таком удручающем состоянии. Вот Сыктывкар получил деньги из федерального бюджета, и каждый уголочек заасфальтировали, колоссальные объемы! У нас в городе никаких работ не было. Только говорят об Арктической зоне, но мы не видим этого, нет денег. Нас бросили выживать.

– Ты эти вопросы выносил на обсуждение Общественной палаты Коми?

– Я решал их самостоятельно, но отчитывался перед Галиной Киселевой о том, в каком направлении буду работать. Она меня поддерживала. Но я хотел видеть большее. Когда я работал в команде, не подставлял руководителей, поэтому и согласовывал все свои шаги с Киселевой. Она говорила, что я не обязан отчитываться, но иногда ты не можешь видеть всю ситуацию объективно, нужен взгляд со стороны.

– Что еще не удалось сделать?

– Два года я занимался работой по межеванию межквартальных дорог. У нас очень много таких участков, ремонт которых не финансируется, из-за того, что нет собственника. Я об этой проблеме говорил Игорю Ковзелю (бывший председатель Госсовета РК – прим. авт.), но за два года дело так и не сдвинулось с мертвой точки.  

– Почему ты не стал работать в новом созыве?

– Галина Викторовна попросила, чтобы я написал заявление, но надо уметь делиться опытом, уступать место. Есть мнение, что членство в Общественной палате что-то дает тебе в решении проблем. Оно ошибочно. Мне власти вставляли палки в колеса, но я все-таки получил опыт. Человек может и самостоятельно заниматься общественной деятельностью. Кроме того, теперь ее направление не надо ни с кем согласовывать. Двух новых членов Общественной палаты от Воркуты я знаю хорошо. Они очень сильно выросли в плане общественной работы за последние три года. Новый состав еще не сформирован до конца, но меня не разочарует, если я туда не попаду.

– Зачем общественнику нужно входить в этот орган?

– Власти совершенно иначе отвечают на запросы члена Общественной палаты РК, нежели простого горожанина. Хотелось бы, чтобы в Сыктывкаре больше узнали о проблемах Воркуты. Статус члена палаты говорит о том, что твое мнение объективно. Например, было решение Шумейко о закрытии Школы искусств. Мы этот вопрос подняли с родителями, разговаривали с Шукюровой (Валентина Шукюрова – руководитель управления образования мэрии), которая нас поддержала, поэтому удалось отстоять учебное заведение. Не было бы статуса и поддержки Киселевой, думаю, Школу искусств мы бы не сохранили.

– Некогда ты входил в Независимый общественный совет Воркуты. Что сейчас с ним?

– Я не вижу его работы. Проблема в том, что он развалился.

 

Источник: газета "Моя Воркута"